672000, г. Чита, ул. Бабушкина, 113. тел. +7(3022)260315, 355530, 266709. e-mail: chitinsky.muzei@yandex.ru
Отдел Музей декабристов: 672010, г. Чита, ул. Декабристов, 3б. тел. +7(3022)310408, 310412
 
главная о музее новости экспозиции выставки коллекции публикации экспедиции
Часы работы: ежедневно с 10.00 до 18.00 ч. Выходной день - понедельник
Входная плата: - 130 руб. (для студентов, школьников, дошкольников и пенсионеров - 90 руб.) Экскурсионное обслуживание: - 90 руб. (для всех категорий)

 

Н.С. Козлова
Музей декабристов, г. Чита


Декабристы в Читинском остроге



Политическая ссылка декабристов в Сибирь 1826-1856 г.г. имела 4 вида: каторжные и крепостные работы, поселение и жительство. Ссылка декабристов являлась особым видом наказания, сопряженным с лишением их прав состояния, дворянских прав. В период каторжных и крепостных работ ссылка была связана с принудительным трудом и тюремным заключением, а в период поселения и ссылки на жительство – с установлением мест размещения и определенной системой надзора. (С.В. Кодан. Сибирская ссылка декабристов.- Иркутск, 1983.- С.64-65).
После отправки на Благодатский рудник первых восьми декабристов, отправка остальных партий была приостановлена. Решался вопрос о месте размещения декабристов, осужденных на каторжные работы. Особый комитет, созданный в связи с вопросом организации ссылки декабристов, возложил 31 августа 1826 года на Коменданта при Нерчинских рудниках С.Р. Лепарского обязанность: объехав Нерчинские заводы, выбрать место для строительства тюрьмы, а до того времени, пока она будет построена, всех, осужденных Верховным уголовным судом, останавливать в Чите.
Первыми в Читинский острог выехали из Петропавловской крепости 10 декабря 1826 года И.А. Анненков, братья Н.М. и А.М. Муравьевы, К.П. Торсон.
Они ехали, закованными в кандалы в сопровождении четырех жандармов и фельдъегеря. Следующая партия в составе Д.И. Завалишина, П.Н. Свистунова, братьев Н.А. и А.А. Крюковых выехала из Петропавловской крепости 18 января 1827 года. На протяжении 1827 – 1828 г.г, из крепостей, по которым были распределены декабристы, в Сибирь следовала одна партия за другой. Последняя партия, состоящая из М.С. Лунина, П.Ф. Громницкого, И.В. Киреева, М.Ф. Митькова, покинула Выборгскую крепость 14 апреля 1828 года и прибыла в Читу 4 июля 1828 года.
Сюда же были переведены в сентябре 1827 года узники Благодатского рудника (8 человек), а в 1829 году переведены из Зерентуйского рудника черниговцы В.Н. Соловьев и А.Е. Мозалевский. Также в 1829 году в Читу были доставлены: из Нерчинской горной экспедиции Х.М. Дружинин, из Кутомарского завода А.Л. Кучевский, из Дучарского завода И.И. Завалишин.
Таким образом, Читинский острог становится с 1827г. по 1830г. центральным местом сосредоточения декабристов, отправленных на каторгу. Здесь, кроме осужденных Верховным уголовным судом, находились осужденные военными судами - участники восстания Черниговского полка, члены Оренбургского тайного общества, Общества военных друзей и один член Астраханского общества. Всего через читинские казематы за три с половиной года. прошло 85 декабристов, а восемьдесят шестым был Ипполит Завалишин, известный как провокатор, которого декабристы презирали, не считая своим единомышленником.
Для надзора за «государственными преступниками» было создано Нерчинское комендантское управление. На должность коменданта при Нерчинских рудниках был назначен генерал-майор С.Р. Лепарский. В своей деятельности Лепарский должен был руководствоваться, утвержденной Николаем 1 «Инструкцией коменданту при Нерчинских рудниках учреждаемому». Лепарский был подотчетен только начальнику Главного штаба. Впоследствии ведущее место в осуществлении контрольных функций заняло III Отделение и Корпус жандармов. Комендантское управление просуществовало до июля 1839 года, когда практически для всех декабристов закончился срок каторги.
Лепарский получил разрешение комплектовать состав управления по собственному усмотрению. На должность плац-майора он привлек своего племянника О.А. Лепарского. Плац-адъютантами были назначены поручик Северского конно-егерского полка В.В. Розенберг и штаб-ротмистр Новгородского полка П.А. Куломзин - племянник коменданта по сестре. Из Иркутска был прикомандирован штаб-лекарь Д.З. Ильинский и священник Градо-Иркутской Владимирской церкви Петр Громов. Кроме того, в ведение Лепарского была выделена особая воинская команда для обеспечения охраны и надзора за сосланными, состоящая из солдат Нерчинского и Верхнеудинского гарнизонов. Эта инвалидная воинская команда насчитывала 105 человек: 2-х обер-офицеров, 9 унтер-офицеров, 1 барабанщика, 93 рядовых. Помимо них в ведении коменданта остались 12 городовых казаков, сопровождавших его в Читу. В необходимых случаях он мог привлекать к охране 40 казаков, несших при Читинском остроге кордонную службу. ( Е.Ф. Калашникова. Декабристы в Чите. / Читинский архивный вестник № 11- Чита: «Поиск», 2006- С. 49.). Инвалидная команда была размещена в деревнях Сухой, Титовой, Каштачной, часть солдат квартировала в домах читинцев, два офицера разместились в с. Кенонском. (Е.Ф. Калашникова. Декабристы. Архивы рассказывают.- с. 79, с. 81).
Декабристы находились в подчинении не только военного начальства, но и горного. Военное состояло из коменданта, плац-адъютантов и гарнизонных унтер-офицеров. Горное - ведало деньгами, продовольствием, смотрело за работой, занималось отводом квартир для постоя солдатам инвалидной команды и пр.
Читинской острог периода пребывания декабристов представлял из себя небольшое селение горнозаводского ведомства. Согласно Исповедной ведомости Михайло-Архангельской церкви за 1826 год в Чите проживало 393 человека, имелось 75 домов: 49 обывательских, 13 казачьих, 5 домов священнослужителей, 3 дома офицеров заводского военного ведомства и 5 домов чиновников.(Е.Ф. Калашникова. Декабристы в Чите./ Читинский архивный вестник № 11 – Чита: «Поиск», 2006.- С. 48.). Земским Управителем читинской волости был обер-гиттенфервальтер С.И. Смольянинов, исполнявший одновременно должность заводского комиссионера в Читинском остроге.
Одним из первых сообщений о жизни декабристов в Читинском остроге является записка А.О. Корниловича , написанная по требованию Николая 1 из Петропавловской крепости, куда декабрист был заточен в феврале 1828 г. после отправки его из Читы 8 января 1828 г. Он пишет: «…по прибытии нашем в Читу, за малостию тамошнего острога, поместили нас в двух крестьянских избах, которые огородили частоколом, окошки заколотили на две трети досками, приставили снаружи железные решетки, а внутри кругом сделали нары…В каждой комнате по часовому... двое на дворе и один снаружи у ворот. На ночь, с пробитием зори, нас запирали до 7 часов утра, и, как мы слышали, посты удваивались». ( С.В. Кодан. Сибирская ссылка декабристов.-С.149)
Два домика, о которых пишет Корнилович, это частные дома, арендованные С.И. Смольяниновым по найму за 185 руб. в год каждый для размещения «государственных преступников». Это были дома Нерчинского купца Василия Макеева и бывшего поверенного Александра Дьячкова. Они получили у декабристов названия Малого и Дьячковского казематов. В сентябре 1827 года всех узников перевели в построенный Большой каземат, состоящий из пяти комнат и сеней. В четырех помещались декабристы, а в пятой, дежурной, находились два унтер-офицера. Один из освободившихся казематов был назначен под лазарет, но с прибытием новых партий узников, лазарет был перемещен в другой каземат. В лазарете содержали караул казаки, а в прочих местах солдаты инвалидной команды. Лепарский в донесении от 22 марта 1829 года сообщал: «Во всех трех домах состоит всего девять комнат, из коих одна обращена для больных с помещением и аптеки, а в восьми расположены, состоящие ныне налицо 71 человек преступников». (В.Ф. Балабанов. История земли Даурской.- Чита: «Полиграф-Сервис», 2003 – С.263-264). Большой и Малый казематы были обнесены общим частоколом. В двадцати саженях от острога находилась кухня и общественный огород. В настоящее время это примерно территория, занимаемая библиотекой им. Нарышкиных (кухня), а огород занимал место справа от кухни, выходя на современные улицы Селенгинскую и Декабристов. Условия и режим содержания узников определялись инструкцией, в соответствии с которой осужденные должны были содержаться всегда в оковах. Их сняли только в августе 1828 года. Привезенные с собой и получаемые от родственников деньги должны были находиться в горном казначействе и по распоряжению коменданта выдавались по частям, смотря по надобности. Переписка ссыльным была полностью запрещена. Женам декабристов, прибывшим в Читу, переписка разрешалась, но она проверялась комендантом и III Отделением. И все-таки, благодаря женщинам удалось нарушить изоляцию декабристов от внешнего мира. Они переписывались с родственниками содержавшихся в Чите узников, уделяя основное внимание описанию их быта, а те ходатайствовали перед императором о смягчении режима. Все присылаемые посылки, письма проверялись. Книги, поступавшие в Читу, просматривались лично комендантом и с разрешительной надписью выдавались заключенным.
Для питания и содержания на каждого осужденного отпускались в год 24 рубля с ежемесячной раскладкой в 2 рубля. Из этой суммы высчитывались 2 коп. за медикаменты и 80 коп. за 2 пуда муки. Муку узникам выдавали из Читинского комиссионерства. Так как оставшаяся сумма была недостаточной, то разрешено было употреблять на пищу и одежду свои деньги. Однако большая часть узников не получала от родных денег, поэтому, по словам Корниловича, была составлена общая артель, существовавшая на общие взносы, из которой все одевались и кормились. Каждые три месяца выбирался хозяин, который приобретал продукты питания и необходимые предметы для узников через коменданта и плац-майора. Окончательно артель сформировалась в Петровском Заводе.
Ежедневно, за исключением праздников, декабристов выводили на работу. По сообщениям Лепарского, узники занимались «земляною работою, три часа поутру и три часа после полудня; засыпанием оврагов, планировкою улиц, искапыванием на дороге гор». ( С.В. Кодан. Сибирская ссылка декабристов.-С.147). Зимой декабристы работали на мельнице, мололи на ручных жерновах для себя и для заводских магазинов казенную рожь. Во время строительства Большого каземата они вырыли канаву для фундамента и ров в сажень глубиной для частокола. Кроме того, чистили казенные конюшни и вывозили оттуда навоз, зимой кололи лед на реке для казенных погребов, засыпали глубокий овраг, получивший у них название «чертова могила».
В свободное время узники возделывали огород, доставлявший им овощи на целый год, делились своими запасами с местными неимущими жителями. Их опыты в сельском хозяйстве были настолько успешными, что побудили жителей Читы к занятию огородничеством. Во дворе острога устроили небольшой сад, разбили клумбы с цветами, установили солнечные часы. В каземате декабристы занимались разными ремеслами, музицировали. Из-за тесноты в казематах некуда было поместить станки, поэтому было позволено во дворе острога построить два домика: в одном поместили в двух половинах станки – столярный, токарный и переплетный; другой - был приспособлен для музыкальных занятий. Регентом созданного хора декабристов был П.Н. Свистунов, он же прекрасно играл на виолончели в составе квартета. Прекрасными музыкантами были Ф.Ф. Вадковский, А.П. Юшневский, В.П. Ивашев и др. В среде узников оказались отличные закройщики портные, сапожники - П.С. Бобрищев-Пушкин, Е.П. Оболенский, А.П. Арбузов. Разнообразной была духовная жизнь декабристов. В Чите зародилась своеобразная «каторжная академия», где узники читали друг другу лекции по истории, высшей и прикладной математике, русской литературе, философии, по военным наукам, механике, физике и другим. С увлечением изучали языки, занимались переводами. Книг, журналов приходило много и всякий желающий имел возможность читать сочинения по разным отраслям человеческих знаний. Многие из декабристов занимались в Чите природоведческими наблюдениями. Прекрасную энтомологическую коллекцию собрал П.И. Борисов и отправил ее в Петербург профессору Фишеру- директору Ботанического сада Академии наук. Борисов нарисовал акварелью почти все виды растений и птиц Забайкалья. В Главной геофизической обсерватории им. А.И. Воейкова хранятся метеорологические наблюдения, которые он вел в Чите. Увлекавшиеся рисованием декабристы запечатлели разные виды Читы и ее окрестностей: сохранились рисунки с изображением домов жен декабристов, казематов, занятий декабристов в исполнении Н.П. Репина, А.И. Якубовича и др. Особенно поэтично и мастерски выполнены акварельные пейзажи Н.А. Бестужевым; им же создана портретная галерея товарищей-соузников. Вместе с П.И. Фаленбергом он сделал инструменты для топографической съемки, благодаря чему в 1830г. был снят план Читы, который является ценным историческим документом, дающим представление о величине и местоположении этого небольшого селения. Среди декабристов был прекрасный врач, член Южного общества Ф.Б. Вольф. С самого прибытия в Читу он занялся устройством аптеки, которую организовал в одном пустом отделении острога. С помощью жен декабристов были получены хирургические инструменты и все необходимые лекарства. Вольф лечил не только своих товарищей, но и оказывал бесплатную медицинскую помощь жителям Читы. Существует предположение, что он провел массовое оспопрививание читинцам. Помогали Вольфу в его медицинской деятельности декабристы А.З. Муравьев, К.Г. Игельстром, А.Ф. Фролов.
С Читой связаны судьбы восьми жен декабристов. Первой в Читу в феврале 1827 года приехала А.Г. Муравьева. Она привезла поэтическое послание А.С. Пушкина «Во глубине сибирских руд» и стихи лицейскому другу поэта И.И. Пущину «Мой первый друг…». В Чите родился ответ А.И. Одоевского на послание Пушкина «Струн вещих пламенные звуки…».
Дома, в которых жили дамы, располагались вокруг казематов и церкви.
Трехлетнее пребывание декабристов в Читинском остроге имело для них большое значение. Собранные в одном месте, они обрели поддержку друг в друге, сохранили чувство собственного достоинства, интерес к жизни. Для жителей Читы это была целая эпоха в их существовании. Чита украсилась десятком хороших домов как чиновничьих, так и жен декабристов. «У жителей появилось довольство, дома приняли более благообразный вид, костюмы более опрятный».
В августе 1830 г. узники были переведены в Петровский Завод, в специально построенную для них тюрьму. Но еще до перевода из Читы был отправлен на поселение в мае 1827 г. декабрист В.С. Толстой; в январе 1828г. отправлен в Петербург А.О. Корнилович. В апреле 1828 года двенадцать декабристов, осуждённых по 6 и 7 разрядам также из Читы вышли на поселение.
После окончания каторжных работ в 1839 году в Читу на поселение прибыл Д.И. Завалишин, который прожил здесь 24 года. Он был одним из инициаторов преобразования селения Чита в город – центр Забайкальской области. Он был одним из негласных разработчиков «Проекта на устройство областного города», принимал участие в общественной жизни. Пользовался большим авторитетом и доверием не только у жителей, но и у представителей администрации, нередко прибегавшей к его помощи и советам.
В Чите декабрист активно занимался просветительской деятельностью, которую начал со своей семьи. Он женился на А.С. Смольяниновой, и сразу принялся за образование и обучение жены и ее сестер. Кроме этого Завалишин возобновил работу крестьянской и казачьей школ, на свои деньги выписывал учебники, разные пособия. Для крестьян выписывал чертежи простейших сельскохозяйственных машин, семена. Умело и рационально вел свое хозяйство и учил этому местных жителей. Завалишин не воспользовался амнистией декабристам в 1856 г. и остался в Чите. Был выслан из Читы в 1863 г.
Единственным памятником, связанным с пребыванием декабристов в Чите является Михайло-Архангельская церковь, более известная как Церковь декабристов. Она была построена в 1776 г. В этом храме искали духовного утешения и молились о близких декабристы и их жены. 4 апреля 1828 г. в церкви венчались И.А. Анненков и П. Гебль. Позднее, 27 августа 1839 г.- Д.И. Завалишин и А.С. Смольянинова. У стен церкви похоронены дочь Волконских - Софья, и жена Завалишина – Аполлинария, могила которой восстановлена по фотографии А.К. Кузнецова конца XIXв. В память об умершей дочери Волконская прислала из Петровского Завода в дар церкви образ св. Софии. Декабрист Я.М. Андреевич написал икону с изображением Спасителя, несущего крест. Эти приношения не сохранились. Живший на поселении в Чите Д.И. Завалишин участвовал в сборе денег на восстановление пришедшего в ветхость храма. Деньги были присланы Е.Ф. Муравьевой – матерью декабристов Н.М. и А.М. Муравьевых. В конце 1840-х годов ремонт производился под наблюдением Д.И. Завалишина. В 1985 г. в Михайло-Архангельской церкви открыт Музей декабристов.


Список литературы.

1. Кодан С.В. Сибирская ссылка декабристов.- Иркутск, 1983.
2. Читинский архивный вестник № 11- Чита: Поиск, 2006.
3. К России любовью горя.- Иркутск, 1976.
4. Балабанов В.Ф. История земли Даурской- Чита: Полиграф-Сервис, 2003.
5. Декабристы. Архивы рассказывают. / Калашникова Е.Ф..- Чита, 2006.


 
     
© ГУК "Забайкальский краевой краеведческий музей имени А.К. Кузнецова"